На главной странице сайта британского таблоида News of the world написано два слова: “Спасибо и до свидания”. Газета, издававшаяся в Лондоне с 1843 года, прекратила существование на пике скандала с прослушкой известных британцев, в который оказались вовлечены Скотланд-ярд, члены королевской семьи, премьер-министр, звезды и политики. А самым главным героем шумихи – то ли злодеем, то ли борцом за правду – стал самый влиятельный медиамагнат мира Руперт Мердок.

Хороший конец для газеты, промышлявшей скандалами.

В этой истории уже есть жертвы: погибший журналист, уволенные и арестованные главные редакторы, подавший в отставку глава британской полиции, подмоченная репутация всей медиаимперии Мердока. Эта история вытащила на всеобщее обсуждение , в том числе журналистами, один из важных вопросов современных медиа – вопрос профессиональной этики.

На днях на телеканале “Россия” цену журналистской этики обсуждали ведущие российские журналисты и герои скандальных хроник. В эфире появились даже бывший главный прокурор России Юрий Скуратов, которого в свое время угораздило оказаться в центре секс-скандала и Александр Невзоров, журналист, по большому счету основавший постсоветскую черно-желтую журналистику.

И вот действительно спорный вопрос, на который нет среди медийщиков однозначного ответа: возможны ли настоящие журналистские расследования без нарушения общественных норм и этических правил?

Могут ли журналисты пользоваться прослушкой во благо общества и во имя правды? И действительно ли о благе соотечественников они думают? Беспринципность и добыча скрытых фактов – синонимы?

Ниже несколько цитат из ток-шоу “Прямой эфир” (“Россия”) и линк на видео программы, которую очень нужно посмотреть. Потому что вопросы соблюдения этичности возникают не только в медиа Руперта Мердока, но и в наших СМИ.

Павел Гусев, главный редактор газеты “Московский комсомолец”:
“Журналистские расследования начались, когда началась свобода в 90-х годах. Если вспомнить Дмитрий Холодова, его расследование по Западной группе войск. Ему ничего не “сливали”, он реально ездил сам по частям, разговаривал, смотрел что происходит реально с теми несчастными офицерами, которые оказывались в голом поле, которые были нкиому не нужны. И что делали с военной техникой и оружием, которое продавалось. Он был убит за это. Убит, как журналист (Дмитрия Холодова взорвали в редакции на рабочем месте – прим.авт.). И я могу назвать еще с десяток журналистов, которые занимались расследованием, не думая об опасности, а думая об обществе, потому что они были настоящими журналистами”.

Александр Невзоров, журналист, публицист:
“Тот, кто хочет добиться успеха в этой профессии, будет обречен всегда умело, тонко, виртуозно вступать в конфликт с законом и не только с законом о СМИ. Потому что публика всегда требует соблюдения этических норм, но продукт журналистский она хочет только тот, который добыт с нарушением всех этических норм и только этот продукт является успешным”.

Леонид Захаров, заместитель главного редактора “Комсомольской правды”:
“Газета желта настолько насколько желт ее самый желтый материал”

Мнения пользователей, читающих мою страницу в Facebook, об этичности действий журналистов, пользовавшихся прослушкой:

Александр Данилов, общественный деятель: Это неправильно. В каком бы виде не подавалось.

Ляззат Сеитова, экономист: Прослушивать кого-либо, значит ущемлять права тех людей…. и со стороны журналистов – это непрофессионализм…

Игорь Шестаков, журналист: Используя такие методы нельзя оставаться объективным журналистом и СМИ. А потом это все равно будет воспринято, как политическая заказуха. Жанр журналистского расследования по международным стандартам требует от СМИ соблюдения немалого числа этических норм. А какая в случае с Мердоком этика.

Ольга Каплина, медиаэксперт: Двойственное у меня ощущение. С одной стороны, по журналистской этике – это плохо, с другой, я считаю, что народ должен знать как можно больше (не о частной жизни) о действиях политиков. А вообще мне кажется, это так все далеко от нас. У нас даже просто видео нельзя набрать без разрешения человека на изображение, какое журналистское расследование. В Казахстане запрещена скрытая камера, запрещено говорить о здоровье президента и членов его семьи, у нас высочайщий уровень самоцензуры и, если на пресс-конференции вопрос не по регламенту, уже все делают круглые глаза. Если бы у нас кто-нибудь из журналистов кого-нибудь прослушивал, хоть какую-нибудь мааааленькую звезду, это было бы намеком на внутреннюю свободу.

Тулеген Аскаров, журналист: Нам по закону нельзя заниматься прослушкой!

Нуркен Халыкберген, PR-директор: Если бы у нас были настоящие звезды (хотя бы звездочки). А так и слушать-то некого…

Айнура Каргалинова, руководитель корпункта‎: Одно время депутаты запрещали себя (зевающих, спящих) снимать в зале заседания мажилиса. тут уже не до прослушек.

Марат Макулбаев, Пиратская партия Казахстана: Профессионально со стороны журналистов стараться добыть любую информацию и если она представляет интерес ее сообщить. Причем даже если она негативно сказыватеся на интересах государства. На то он и журналист чтобы сообщать информацию. Это регулируется только один – законом. В данном случае его журналисты нарушали закон. Так что тут вопрос даже не об этике, а о преступлении.

http://newreporter.org/2011/07/27/zhurnalistskaya-etika-dozvoleno-vse/