Если Вы журналист и сталкиваетесь с правонарушениями в отношении Вас со стороны властей и иных лиц, обращайтесь к нам! Мы Вам поможем!

Ради доброго имени моего друга и соратника Алишера Саипова, я не промолчу

20 декабря, 2007 г.

Прошло более двух месяцев со дня убийства известного журналиста Алишера Саипова. Управление по борьбе с организованной преступностью Министерства внутренних дел Кыргызской Республики (далее МВД КР) ведет следствие, на которое я поначалу возлагала большие надежды.

Однако, появляющиеся в кыргызстанской прессе статьи со ссылкой на источники в МВД КР, а также пресс-релизы и интервью официальных представителей этого ведомства, заставляют меня усомниться в том, что следствие ведется объективно. Именно поэтому я считаю своим долгом открыто заявить о том, что об Алишере и обо мне кыргызстанские правоохранительные органы распространяют ложные сведения.

В пресс-релизе МВД КР, опубликованном 31 октября 2007 г., а также в интервью газете «Дело» от 13 декабря 2007 г. Мелиса Тургамбаева, начальника Управления по борьбе с организованной преступностью, говорилось, что за последний год я побывала в Кыргызстане 13 (!) раз. Такое заявление о количестве моих поездок в эту страну вызывает лишь иронию. На самом деле приезжала, но лишь 4 раза. Из них дважды была в служебной командировке в качестве сотрудника Би-Би-Си и четвертого канала британского телевидения, о чем своевременно был оповещен МИД Кыргызстана. Мои сведения нетрудно подтвердить в миграционной службе и посольстве Кыргызстана в Великобритании, которое выдавало мне визы для въезда в Кыргызстан.

МВД Кыргызстана утверждает, что я уклоняюсь от признания того, что мне принадлежит рюкзак, обнаруженный в редакции газеты «Сиесат» с листовками следующего содержания: «Каримов! Муддатинг битди, кет!» и «Етти йил» («Каримов! Срок закончился, уйди!» и «Семь лет»). Странно, меня же 25 октября допросил следователь в управлении внутренних дел города Ош и я ему подтвердила, что рюкзак и листовки принадлежат мне.

Мне непонятны заявления г-на Тургамбаева о том, что меня едва-едва успели допросить. Как же так? После убийства Алишера я добровольно вызвалась помочь следствию. По меньшей мере, четыре следователя управления внутренних дел Ошской области допрашивали меня в течение трех с половиной часов. Им известен мой британский номер телефона, по которому они всегда могут со мной связаться. После вылета из Оша еще два дня я находилась в Бишкеке. При желании у следователей была возможность связаться со мной по телефону и задать мне любые вопросы. Я одна из немногих, кто видел Алишера Саипова незадолго до его убийства. Более того, на протяжении нескольких лет мы с ним были верными единомышленниками. Об этом известно кыргызским правоохранительным органам. Я осознаю, что мои свидетельские показания в отношении Алишера имеют существенное значение в расследовании этой трагедии и поэтому с самого начала отвечала на все вопросы следствия. Поэтому упрек г-на Тургамбаева считаю необоснованным. Лучше бы он объяснил, почему в первые 48 часов после убийства Алишера никто в правоохранительных органах не захотел меня выслушать.

При этом г-н Тургамбаев почему-то умалчивает о том, что его коллеги включили меня в список невыездных. А затем и вовсе попытались снять с рейса и забрать на допрос в МВД КР.Примечательно, что при этом у представителя министерства не было санкции на задержание или ордера на мой арест. Подполковник милиции, который появился в аэропорту, вначале заявил, что забыл постановление на задержание в своем кабинете, но вскоре выяснилось, что он вводил меня в заблуждение, поскольку такого решения не существовало. Я еще раз подтверждаю готовность сотрудничать со следствием и могу приехать в Кыргызстан по первому официальному запросу для того, чтобы ответить на любые вопросы по делу Алишера Саипова.

Силовики Кыргызстана утверждают, что у них есть доказательства якобы о связях Алишера Саипова с лидером Исламского движения Узбекистана Тахиром Юлдашевым. На основании каких доказательств делается такой вывод? Насколько мне известно, Алишер никогда не встречался с Тахиром Юлдашевым и, естественно, никогда не поддерживал с ним никаких контактов. Мне интересно знать, а готово ли кыргызстанское правительство понести ответственность за то, что официальные лица из правоохранительных органов распространяют информацию, порочащую честь и достоинство Алишера Саипова? И к тому же задевают чувства его близких.

Относительно материалов о религиозной партии Хизб -ут Тахрир, обнаруженных в офисе Алишера Саипова и утверждения о том, что он был членом этой организации. Алишер никогда не скрывал своих убеждений . Он был открытым и смелым человеком. Вряд ли следствию удастся доказать членство Алишера Саипова в партии Хизб-ут Тахрир, любой другой политической или религиозной партии. Он, как и многие журналисты, освещал события в Кыргызстане и оказывал экспертное содействие иностранным коллегам на территории этой республики для подготовки материалов о деятельности религиозных организаций и течений. Мы вместе работали над репортажем о Хизб-ут Тахрир для четвертого канала британского телевидения. В октябре репортаж вышел в эфир. Мы же вместе работали над проектом и долго обсуждали эту тему. И я знаю точно, что к распространению литературы Хизб-ут Тахрир Алишер не имел ни малейшего отношения. Никаких листовок партии Хизб-ут Тахрир Алишер не писал и тем более не переводил. Отношения с этой партией у Алишера были в рамках профессиональной журналистской деятельности.

Огласка бездоказательных версий со стороны представителей правоохранительных органов по поводу сомнительных связей Алишера Саипова создают недоверие к следствию. Скорее всего, заинтересованные стороны пытаются дискредитировать Алишера и склонить общественное мнение на свою сторону.

Чековые книжки и квитанции , которые следователи обнаружили в офисе Алишера . Они имеют прямое отношение к финансовому отчету, который он несколько дней до смерти готовил для донора газеты “Сиесат”- Национального Фонда поддержки демократии (США). Других спонсоров у газеты не было. Об этом я сообщила УВД Ошской области во время допроса.

Последние два года Алишер испытывал постоянное морально-психологическое давление со стороны узбекских властей. Об этом свидетельствуют публикации на проправительственных узбекских вебсайтах (www.press-uz.info и др. СМИ). По Наманганскому телевидению 17 августа 2007 г. была показана специальная передача «Камень, брошенной из засады». В ней несколько частных лиц и ученых около часа (!) критиковали деятельность Саипова, международных организаций и западных государств. И теперь эту пропагандистскую эстафету переняли кыргызстанские власти.

Я призываю официальных представителей Кыргызской Республики воздержаться от спекуляций и говорить языком фактов. Убийство Алишера вызвало большой общественный резонанс. Евросоюз, ОБСЕ, НЭД, организация «Репортеры без границ» и все международное сообщество буквально сразу отреагировали на эту трагедию и призвали кыргызстанские власти провести тщательное расследования убийства Алишера Саипова.

Пока действия представителей правоохранительных органов чаще выглядят неправомерными, а их поведение вызывает у меня и коллег все большую обеспокоенность. Следствием допускается явный обвинительный уклон, ими демонстративно попирается основной принцип справедливости – презумпция невиновности, прежде всего по отношению к самому Алишеру. Он – жертва, а не преступник. Мы хотим знать убийцу и заказчиков убийства.

В центральноазиатском регионе идет болезненный процесс формирование демократии, непросто устанавливаются ценности основных свобод и прав человека, с большими сложностями идет становление новых независимых государств. Хочется, чтобы правительство Кыргызстана активнее доказывало свою приверженность к принципам национальной суверенности.

Я надеюсь, что мое заявление будет воспринято, как желание защитить честь и достоинство убитого журналиста — моего друга Алишера Саипова.

Алишер, светлая тебе память.

Шахида Туляганова

Поделиться:
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial