Если Вы журналист и сталкиваетесь с правонарушениями в отношении Вас со стороны властей и иных лиц, обращайтесь к нам! Мы Вам поможем!

Да, действительно в конце ноября 2013 г., СМИ активно и довольно подробно обсуждали доходы арестованного депутата и его супруги с демонстрацией фотографий семейного имущества и приблизительной оценкой его рыночной стоимости. Практически все СМИ повторяли  такую информацию: «По сведениям декларации   личный доход депутата за 2012 год составил 1 миллион 189 тысяч сомов» (примечание: в долларовом эквиваленте составляет почти 24 тысячи), «Ахматбек Келдибеков является одним из самых богатых людей в Кыргызстане (в неофициальном рейтинге, составленном СМИ, из 100 богачей он замыкал первую двадцатку с предположительным капиталом в 180-200 миллионов долларов)», «всю свою жизнь Келдибеков трудился на госслужбе,…занимая столь солидные должности, как заместитель министра финансов, председатель Социального фонда, председатель Госкомитета по налогам и сборам и Республиканской налоговой службы, спикера парламента и, наконец, дважды — главы парламентского комитета по бюджету и финансам». И, конечно же,  размещали фотографии восьми семейных автомобилей и некоторое количество особняков с конкретными адресами.  При этом СМИ отмечали, что, «согласно декларации, ни сам А. Келдибеков, ни его родственники бизнесом не занимаются, и никогда не имели доли в каких-либо бизнес –структурах», а, следовательно, вопросы о происхождении «такого» капитала семьи госслужащих не могут не волновать простых граждан.(http://delo.kg/index.php/2011-08-04-18-06-33/5546-fenomen-akhmatbeka-keldibekova, http://delo.kg/index.php/2011-08-04-18-06-32/6680-a-keldibekova-sud-ostavil-pod-strazhej, http://www.kyrgyznews.com/readarticle.php? article_id=4254).

 

Чтобы понимать, почему СМИ так активно муссировали происходящие события вокруг семьи арестованного депутата, следует уточнить, что ему предъявлено обвинение по статьям Уголовного Кодекса КР -304 «Злоупотребление должностным положением» и 303 «Коррупция».

 

Это было краткое напоминание предыстории. А теперь перейдем к самому вопросу, ответ  на который мы найдем в законе КР «О декларировании и публикации сведений о доходах, обязательствах и имуществе лиц, замещающих политические и иные специальные государственные должности, а также их близких родственников» от 07.08.2004 г. (последние изменения были в феврале 2013 г.).

 

Нормы данного  закона  обязывают всех чиновников, чьи должности указаны в Реестре государственных должностей КР, представлять уполномоченному государственному органу по делам государственной службы декларацию об имуществе и доходах на себя и своих близких родственников. В декларации должны быть указаны сведения об имуществе, находящемся в собственности декларантов и их близких родственников:

1) недвижимое имущество;

2) движимое имущество:

— транспортные средства,

— денежные средства (в национальной и иностранной валюте),

— ценные бумаги,

— доля капитала в предприятиях,

— ювелирные изделия из драгоценных и полудрагоценных металлов, самоцветов и камней,

— домашний скот и другая живность,

— финансовые и иные имущественные требования по отношению к гражданам и юридическим лицам,

—  предметы старины и имущество, имеющее культурную ценность.

 

Кроме этого требуется уточнить источник поступления каждого дохода самого декларанта, а также его близких родственников, полученных за отчетный период. Здесь необходимо указывать:

а) о вознаграждении за труд и иные аналогичные выплаты;

б) о  вознаграждении, полученном в результате использования объектов интеллектуальной собственности;

в) о процентах или других компенсациях, начисленных за вклады или предоставленных займов;

г) о доходах, полученных от предпринимательской деятельности, включая дивиденды; доходах от биржевых сделок, другие доходы, полученные от гражданско-правовых сделок;

д) о  призах, полученных на соревнованиях, конкурсах, а также выигрыши в лотереях, азартных играх; денежные средства и/или другое имущество, полученные в качестве дара, материальной помощи или наследства, если они превышают сто расчетных показателей, установленных законом;

е) о  суммах, полученных по договорам страхования;

ж) о всех видах пособий, стипендий, пенсий и единовременных платежей;

з) о доходах из любых других источников, не указанных выше, если они превышают сто расчетных показателей, установленных законом.

Сбор деклараций, ведение реестра самих декларантов и учета полученных деклараций, проверка и уточнение указанных сведений возлагается на уполномоченный государственный орган по делам государственной службы. Согласно упомянутому закону этот орган обеспечивает сохранность деклараций и тайну сведений, не подлежащих разглашению. Получается, что не вся информация из декларации является тайной «за семью печатями», а есть определенный перечень, который и охраняет уполномоченный орган. Так какие же сведения не подлежат разглашению и опубликованию?

 

В ст.7 закона говориться, что уполномоченный государственный орган по делам государственной службы публикует в официальном бюллетене сводные сведения о доходах и имуществе лиц, замещающих политические и иные специальные государственные должности и их близких родственников, а также размещает указанную информацию в Интернете на Портале государственных служб КР. Следовательно, сводная информация не является тайной, и СМИ могли найти ее в открытых источниках. А это означает, что распространение этой информации в СМИ не будет являться противозаконным.

 

Но вместе с тем, закон конкретизирует  сведения из декларации, которые не подлежат разглашению и опубликованию. К ним относятся данные:

 

а) о местожительстве, номера телефонов и другие сведения о средствах осуществления личных контактов с декларантом и его близкими родственниками;

б) о местонахождении имущества, указанного в декларации.

 

Анализируя информацию, распространенную в СМИ о депутате Кельдибекове А., следует отметить, что все перечисленные сведения в подпунктах а) и б), кроме телефонных контактов были разглашены.

 

Теоретически действия СМИ могут подпадать под ответственность за обнародование некоторой конфиденциальной информации, если ее распространение нанесло вред. Но нельзя забывать, что   информация о незаконных доходах народного избранника представляла общественно-значимый интерес для всех кыргызстанцев. Ведь речь шла о сомнительной деятельности государственного чиновника, которому предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления, поэтому вся полученная информация по этому вопросу  стала доступной благодаря СМИ.  Они  выполнили свою  общественно  значимую  функцию – проинформировали  граждан. А некоторые телевизионные каналы даже предположили варианты коррупционных схем, с помощью которых семья госслужащих могла получить такие высокие доходы.

 

Но, с другой стороны, ведь СМИ не являлось владельцем этой информации, и на него не возлагалась ответственность по ее сохранности.   Собрать собственными силами такую полную информацию, которая появилась в СМИ, —  нелегко. Следовательно, у СМИ есть источник или их несколько, которые владели этими сведениями и допустили их умышленную или неосторожную утечку или были заинтересованы в этом. Поэтому, если и случиться судебное разбирательство, то основным ответчиком будет источник, который допустил распространение конфиденциальной информации.

 

Если рассматривать круг лиц, кто мог законно владеть сведениями из декларации, то он не состоит только из одного уполномоченного госоргана по делам государственной службы. Да, по закону он владеет информацией, полученной из деклараций, обеспечивает ее конфиденциальность, и за   разглашение этой информации будет нести ответственность. Но еще в законе упоминаются Президент КР, Жогорку Кенеш КР, Правительство КР, Конституционная палата КР и Верховный суд КР, которые получают от уполномоченного органа   информацию о неполных и недостоверных сведениях, указанных в декларациях. Кроме этого  сведения из декларации, могут предоставляться органам прокуратуры, а также отражаются в ежегодном отчете  о  деятельности уполномоченного органа и представляются Президенту КР, депутатам Жогорку Кенешу  и Премьер-министру КР.

 

А в случае представления декларации с нарушением сроков или  при наличии в декларации неполных и недостоверных сведений уполномоченный госорган публикует в СМИ эту информацию и направляет соответствующие материалы в органы прокуратуры.

 

Таким образом, перечень лиц, которые  владеют теми или иными сведениями, указанными в декларации, довольно обширный.  Поэтому любой из перечисленных государственных органов мог быть потенциальным поставщиком этой важной информации для СМИ.

 

Безусловно, в случае судебного разбирательства по инициативе «супружеской четы» речь будет идти, скорее всего,  о нарушении прав неприкосновенности частной жизни личности. А в данной ситуации уместно рассматривать баланс: право СМИ на журналистское расследование и распространение общественно-значимой   информации,  повышенный объем внимания к «публичной фигуре», с одной стороны, и с другой — нарушение прав на тайну частной жизни.

 

Надежда Алишева, Медиа эксперт Института Медиа Полиси.

 

 

Поделиться:
Social Share Buttons and Icons powered by Ultimatelysocial