Журналисты, медиаорганизации, я в некотором недоумении.

Давеча я запостил свое неформальное претензионное послание некоторым СМИ, распространившим клевету в отношении меня. В нем я предлагаю им разойтись с миром и демонстрирую свою готовность к переговорам. И вот, от адресатов никакого отклика, а с точки зрения их коллег журналистов, то, что они сделали, вполне допустимо и идет мне на пользу, как удачный пиар. Что с вами происходит, журналисты? Как я понял, презумпция невиновности для вас понятие исключительно абстрактное, которое можно считать несуществующим. Но как же после этого вы можете писать статьи о беспределе в правоохранительных и судебных органах, получается вы пишите о том, чего не понимаете. Но ладно, оставим вопросы права для суда, видимо без него не обойтись. Хоть нехороши суды, других у нас нет, но имейте в виду, что презумпция невиновности закреплена в международных документах и я имею возможность довести вопрос до международных инстанций.

Собственно я неприятно поражен другой стороной вопроса. Предательским поведением этих оппозиционных СМИ по отношению к своим партнерам. Разве я не бросался на защиту СМИ, когда в их офисах начинали делать обыски, когда к ним вторгались правоохранительные органы, разве не кричал со всех доступных мне трибун про удушение свободы слова, разве отказывал в помощи, когда обращались журналисты, которых преследовали. НТС и Занозу в частности, я всегда наивно полагал своими партнерами, никогда не отказывал им ни в каких просьбах, интервью, тратил время для подготовки экспертных суждений и всегда был готов выступить в их защиту в случае преследования со стороны властей. Но выясняется, что для них это партнерство пустой звук, или нечто необходимое пока выгодно, и то, что можно продать, если есть возможность сделать материальчик. Неужели Заноза не могла хотя бы позвонить ко мне и спросить, тут мол материальчик интересный на вас имеется, что вы на это скажете? Неужели НТС не мог прислать журналистов с камерой и узнать от меня подробности той ночи. Сколько раз НТС экстренно просил интервью по тем вопросам, по которым никто не хотел даже заикаться, я всегда шел навстречу. А они сам факт моего звонка с просьбой более внимательно отнестись к событию, перевернули против меня, оклеветав, что я якобы им угрожал. Чем я мог им угрожать, если я сам все время хожу под угрозой?

А как после этого сотрудничать с СМИ? Работать все время ожидая удара в спину?

Может уже пришло время обучать СМИ вопросам презумпции невиновности и журналистской этики не на бессмысленных тренингах, а в зале суда?

Нурбек Токтакунов

https://www.facebook.com/toktakunov/posts/10206966277547052