В этом тексте главный редактор «Клоопа» Эльдияр Арыкбаев рассказывает про то, как президент Сооронбай Жээнбеков впервые встречался с руководителями СМИ. Все оценки в тексте отражают только мнение его автора.

 «С предыдущим президентом не виделась, хоть на этого посмотрю», — говорит мне владелица «Кактуса» Дина Маслова и смеется. В автобусе, кроме нас, сидят еще около 40 руководителей СМИ и несколько представителей международных изданий. Сама встреча запланирована в 11:00, но всех собрали за полтора часа до её начала на Старой площади и повезли на автобусе до госрезиденции «Ала-Арча».

Сначала меня не нашли в списках, хотя приглашение официально было. Видимо, в последний момент исключили — я предупредил, что возможно не приду. Ситуацию спас Болот байке — я показал ему приглашение, объяснил ситуацию, и он добавил меня в список.

Если быть честным, мне не нравятся протокольные встречи: я был на нескольких в начале президентства Атамбаева и больше не ходил, стараясь слать своих заместителей или других журналистов. На таких встречах обычно нет возможности о чем-то глубоко поговорить и задать сразу много вопросов, особенно, когда на нее собирается более 50 человек. Сегодня президент мог поговорить с обычными журналистами, но, видимо, в администрации решили провести её именно с руководителями. Перед встречей сотрудница пресс-службы мне настойчиво объяснила, что мероприятие неформальное, и из «Клоопа» хотят видеть только меня, потому что я главред.

Если хотите знать, о чем говорят главы кыргызских изданий, когда не говорят о работе, так знайте — это дети. О детях говорить весело, приятно, и всегда в голове всплывает столько воспоминаний. Еще это расслабляет и сближает собеседников.

Транспорт въезжает в госрезиденцию, останавливается и все выходят: кто-то начинает курить, кто-то целуется, здороваясь друг с другом, кто-то просто пожимает руки. Мужчины поздравляют женщин «с наступающим», звучит это мило и забавно: как будто скоро Новый год, но только среди женщин. Мне здороваться особо не с кем, почти всех знаю в лицо, но лично пока не встречались и не знакомились.

Еще в автобусе всех предупредили, что на КПП заберут всю технику, включая телефоны, диктофоны и ноутбуки. Так и случилось. Один за другим все прошли через металлодетекторы и сдали свои приборы, остались только бумага и карандаш. Я надеялся, что позволят взять с собой хотя бы телефон, но и его пришлось сдать (теперь мне придется купить новый — такова политика безопасности в «Клоопе»). Стоя в очереди перед КПП, журналисты обсуждали самое разное: возле меня, например, говорили о назначении Данияра Сыдыкова в администрацию президента.

Улыбающиеся сотрудники пресс-службы во главе с Толгонай Стамалиевой возле входа в общий зал встречают всех высокопоставленных журналистов страны и благодарят их за то, что пришли.

До встречи еще целых полчаса, особой схемы рассадки нет, сотрудники пресс-службы говорят, что можно садиться на любое место. Тем не менее, все в основном сели по отраслям: радио, телевидение, газеты и интернет-СМИ (как-то само так вышло). Идет проверка микрофонов, служба протокола суетится и наводит красоту.

Дина Маслова (в центре), владелица издания Kaktus Media на встрече с Сооронбаем Жээнбековым. Фото: Пресс-служба президента

Когда все журналисты оказываются в зале, можно внимательнее изучить лица и посмотреть, какие издания пришли. Удивление вызывает, конечно, присутствие Асель Оторбаевой из 24.kg, Дины Масловой из «Кактуса» и Жайнака Усенова из НТС (особенно, на фоне всех судебных исков). Складывается ощущение, что пригласили вообще всех — и это хорошо.

Оторбаева, сидящая недалеко от меня, спрашивает, могу ли я поменяться местами с Диной — мол, им надо поговорить. Отвечаю, что без проблем. Затем ко мне подходит Гладис Темирчиева из «Вестей», мы здороваемся и говорим о детях (видимо, всем понравились недавние фотографии моего сына на фейсбуке, поэтому и спрашивают).

За 15-20 минут до начала встречи журналистов просят выстроиться в ряд справа от входа — чтобы поприветствовать президента. Сначала девочки, а затем мальчики. Стоя в шеренге, я замечаю, насколько сильно выделяюсь среди пришедших мужчин: все в пиджаках и брюках, а я, кажется, единственный — в джинсах и свитере. Ну и ладно, меня позвали на «неформальную встречу», вот и я оделся так, как пришел бы к другу в гости.

Жээнбеков входит в зал в хорошем настроении в 10:52 без каких-либо фанфар, гимна или официального представления и анонса, вроде: «Президент Кыргызской Республики Сооронбай Шарипович Жээнбеков». Сперва я подумал, что президент сделает общее приветствие, но он стал здороваться с каждым, а женщинам подарил цветы. С женской частью шеренги он здоровается основательнее, кого-то даже обнимает, а мужчин проходит очень быстро — жмет руку одному, а затем сразу следующему.

Фото: Пресс-служба президента

Когда приветствие закончилось, все садятся на свои места. Стамалиева открывает мероприятие, и Жээнбеков начинает приветственное слово.

В начале атмосфера немного скованная — ощущение как будто все боятся лишний раз пошевелиться (мужчины слева от меня вообще долгое время сидят в одинаковых позах с руками на столе), но в итоге в процессе разговора многие расслабляются.

В своей речи Жээнбеков объясняет, что пригласили действительно всех, «несмотря на политическую ориентацию и форму собственности», называет СМИ «мощным инструментом по формированию общественного мнения» и просит не только задавать вопросы, но обращаться с пожеланиями и предложениями.

После слов о важности СМИ, он перечисляет свои инициативы за первые 100 дней — если коротко, то в его видении это: борьба с коррупцией, выполнение предвыборных обещаний, решение конфликта с Казахстаном, сотрудничество с Узбекистаном, встреча с Путиным и дружба с Россией, развитие регионов, реформы местных госорганов.

Интересным мне показалось отношение Жээнбекова к прессе — из тех газет, которые он читает, президент выделил «Дело №» и «Ачык Саясат» и сказал, что стал читать комментарии под статьями в интернете, с тех пор как возглавил правительство. Из речи видно, что Жээнбеков хочет быть дружелюбным к СМИ, но одновременно предупреждает об ответственности за публикации. «У вас разные аудитории и политическая направленность. […] Я собрал вас, чтобы поддержать не меня, Жээнбекова, а государство», — сказал он.

Затем начинаются вопросы от журналистов, Толгонай предлагает пойти по кругу — чтобы вопросы задавали один за другим, но инициативу перехватывают и сразу кто-то справа от меня спрашивает о переходе районных газет в интернет. Женщина, задающая вопрос, явно против этого и просит Жээнбекова помочь, но президент ей отвечает, что «районные газеты никто не читает» — кажется, она немного разочарована.

«В начале атмосфера немного скованная — ощущение как будто все боятся лишний раз пошевелиться». Фото: Пресс-служба президента

Задать вопросы смогли более 25 человек, но самих вопросов было в два раза больше — на регламент никто не обращал внимание, хотя Стамалиева часто к нему взывала и просила задавать только по одному вопросу.

В целом было много одинаковых по теме вопросов и таких же одинаковых ответов. Очень много раз звучали слова «борьба» и «коррупция», особенно вместе — «борьба с коррупцией».

Я задаю вопрос одним из последних — сперва отмечаю эффективные 100 дней работы президента, а затем спрашиваю, как идет следствие ГКНБ по делу о Самарагейте. Пока я пытаюсь задать сразу второй вопрос, Жээнбеков вопросительно смотрит на меня и переспрашивает, о чем был первый вопрос. Толгонай ему что-то объясняет, и он, улыбаясь, говорит, что «не знает о “Самаре”».

В зале хихикают, а где-то справа шутят: «Ага, сейчас все объясним». В итоге президент говорит, что «все плохое забывает». Я быстро задаю второй вопрос — что он думает об идее о «создании политической силы в противовес СДПК», которую озвучила Роза Отунбаева. На что получаю самый короткий ответ: «Я не в СДПК».

Гульнара Касмамбетова из «Би-би-си» была третьей на очереди и начала большой монолог об ожиданиях при коммунизме (в этот момент некоторые переглянулись между собой), и в итоге речь перешла в вопрос о внешней политике. Из ответа стали известны приоритеты внешней политики Жээнбекова, по крайней мере, в таком порядке он перечислил направления:

1. Соседи по Центральной Азии

2. Россия

3. ЕАЭС

4. Турция, Япония и остальные страны

Первый провокационный вопрос (даже два) задает Асель Оторбаева из 24.kg — она спрашивает, не боится ли Жээнбеков потерять кредит доверия, выданный ему после заседания Совета безопасности, на котором он раскритиковал силовиков и объявил о борьбе с коррупцией, и как эти силовики могут бороться сами с собой.

Фото: Пресс-служба президента

Президент отвечает, что работа по борьбе с коррупцией идет, несмотря на то, что некоторые законы для этого заработают только в 2019 году, а в случае каких-либо сильных промахов сотрудников правоохранительных органов отстранят.

В целом было много похожих вопросов и ответов, иногда сами вопросы были интереснее — например, были длинные монологи, просьбы помочь, предложения по реформам и вообще какие-то странности. Если говорить об ответах Жээнбекова, то вот пересказ самых интересных:

• Экология значит больше, чем инвестиции, но вред экологии со стороны инвестора должны доказывать специалисты. Об этом не могут говорить три каких-то человека.

• Критика в отношении судов — это критика несправедливых судебных решений в отношении простых граждан, а не политиков. Простые граждане не могут позволить себе адвокатов, и их необоснованно сажают на большие сроки, а преступников освобождают.

• Я не намерен препятствовать свободе слова, но иск против Кабая Карабекова — это другой вопрос. Карабеков — хороший и профессиональный журналист, которого я знаю с 1995 года, но он также и политик. Если он такой профессионал, то он не должен врать. Карабеков сделал меня экстремистом, а я что ли экстремист? Это урок каждому, что нельзя так врать, но свобода слова должна быть.

• Будущее за парламентской страной. Надо развивать парламентскую систему.

• Путин — единственный кандидат на выборах в России, который укрепил экономику и страну. Вы помните, какая страна была до Путина? ЕАЭС — это его заслуга. Я желаю ему избраться.

• Переход с кириллицы на латиницу — это дело Казахстана. Мы не намерены такого делать, по крайней мере, пока я — президент.

• Вопрос по базе на юге Кыргызстана не решен.

• Объединяющая идеология Кыргызстана — чистая и прозрачная власть, чтобы народ доверял.

• Никто не должен писать историю, она должна быть правдивой.

• Развитие регионов — это не кампанейщина. К 1 апреля комиссия должна дать свои рекомендации. Ротацию акимов пока рано проводить.

• Фарид Ниязов — хороший государственник, но он неделю назад сказал, что хочет уйти. Сам пришел ко мне и сказал об этом, я дал ему неделю. Но если он хочет уйти — это его право. Свято место пусто не бывает. Завтра встречусь с ним и станет известно.

• Не знаю о «Самаре». Всё плохое я забываю.

• Мы начали проверять декларации чиновников, но там много работы.

Фото: Пресс-служба президента

После завершения формата вопросов и ответов Жээнбеков говорит о своих родственниках — он обещает, что «не будет упрашивать им должности». Он перечисляет всех своих братьев и сестер и называет, чем каждый из них занимается. Братья — посол и депутат. Сестры — врач и пенсионерка. Рассказывает почти про всех, кроме нескольких сестер.

В конце встречи Жээнбеков просит дать возможность ему еще поработать — 6 или 9 месяцев, после которых будет еще одна встреча со СМИ, и напоследок говорит, что очень волновался перед мероприятием.

Затем начинается обед, на котором я знакомлюсь с еще несколькими руководителями СМИ. Со мной за одним столом — Айзада Касмалиева из «Азаттыка», Гульнара Касмамбетова из «Би-би-си», Мария Озмитель (когда-то в «Вестях» работала) и, если не ошибаюсь, представитель радио «Марал».

Все за столом соглашаются, что посылы и намерения президента правильные, но главное, чтобы все инициативы выполнялись: мол, какой толк в высоких словах, если ничего не будет исполняться.

https://kloop.kg/blog/2018/03/06/jeenbekov_smi/