Колумнист Азамат Тынаев как журналист не поймет, зачем трогать Закон «О СМИ», принятый еще в 1992 году. Он считает, что этот закон много лет служил нам верой и правдой и прослужит еще столько же, если не больше.

Журналистское сообщество Кыргызстана на редкость дружно выступило против предлагаемых изменений в Закон «О средствах массовой информации». Инициаторов законопроекта раньше практически не замечали в интересе к жизни отечественных масс-медиа. И тут сразу такой фурор! Попробуем разобраться, в чем же дело.

Прежде всего отмечу непоследовательность разработчиков дополнений в главный профессиональный закон журналистов. За прошлую неделю мы услышали от них несколько разных трактовок своей законодательной инициативы. Последняя версия авторов — поправки в регламентирующий документ о СМИ касаются только телеканалов.

Для четкого понимания практически единой позиции коллег скажу сразу: лучшего и более надежного способа добиваться нормальной работы прессы, кроме использования функций саморегулирования СМИ и решения возникающих проблем судебным (или досудебным) путем, нет. Все остальное следует расценивать как неоправданное и противоречащее принципу свободы слова и информации вмешательство государства.В целом готовящиеся изменения в закон очень сильно отдают попыткой властей усилить контроль над деятельностью средств массовой информации. Иначе к их предложению ограничить участие нерезидентов Кыргызской Республики 20 процентами в уставной доле редакций относиться нельзя. А ограничение учредительского присутствия ведет за собой и установление соответствующей планки софинансирования изданий — не более одной пятой.

Я уже молчу, что это в корне противоречит провозглашенной Кыргызстаном политике наибольшего благоприятствования инвестиционным вливаниям иностранного капитала. Хотя именно сейчас, когда местные СМИ испытывают сильные затруднения с финансовой устойчивостью и закрываются (или консервируются), журналисты вправе ожидать иной помощи законотворцев, которая, напротив, либерализировала бы возможности инвесторов вкладываться в местные издания. Наряду с коллегами-журналистами и медиаэкспертами выскажу свою точку зрения по возникшей проблеме.

Все разговоры и аргументы депутатов о некой информационной безопасности, которую они и хотят обеспечить купированием зарубежного присутствия, не выдерживают никакой критики. Да, они совершенно правы, когда напоминают о минимальной доле учредительства иностранных граждан в СМИ России, Казахстана, США и Евросоюза. Но на этом аналогии заканчиваются.

Просто Кожобеку Рыспаеву, основному защитнику изменений в закон, невдомек, что на самом деле в этих странах не столько защищают информационные интересы и политико-идеологические ценности (что в эпоху глобализированной журналистики является маловыполнимой задачей в принципе), сколько занимаются протекционистской защитой рекламных рынков в интересах своих масс-медиа.Так, например, общий рекламный рынок России в 2014 году зашкаливал за 400 миллиардов рублей (даже по нынешнему курсу это 6,5 миллиарда долларов), и это при том, что в предыдущие годы его объемы сокращались. Но даже при кризисных бюджетах рекламодателей, как мы видим, денежный пирог, делимый средствами массовой информации, весьма впечатляющий. Да что Россия, для нас даже объемы только телерекламы соседнего Казахстана (с 24 миллиардами тенге в том же 2014 году, или 72 миллионами долларов) выглядят недостижимой мечтой.

А от чего защищает нас Рыспаев? Все рекламные расходы на СМИ в Кыргызстане, по разным экспертным оценкам, колеблются в диапазоне до 20 миллионов, от которых по формуле, в виде доходов, самим редакциям остается лишь шестая часть. Значит, все, что зарабатывают кыргызстанские журналисты, это около 3 миллионов долларов чистыми в год. Поделите это усредненно на около 100 активно действующих редакций печатной периодики, радиостанций, телеканалов и интернет-сайтов, и убедитесь, насколько наши СМИ нищие.

Кыргызстанские издания зарабатывают столько, сколько позволяет наша экономика. И если бы наш Жогорку Кенеш, кстати, полностью контролирующий работу и правительства, через свои законы и контроль над их исполнением смог бы оживить экономическую активность в стране, это и было бы настоящей помощью нам, журналистам. Кстати, на наши редкие предложения властям облегчить налоговую ношу или включить другие механизмы помощи СМИ они, как правило, отказывают и апеллируют как раз к рыночным реалиям. Так что не сработало в случае с нынешними «рыспаевскими» изменениями?

При этом наши ближайшие информационные соседи — Россия и Казахстан — активно практикуют, как мы хорошо знаем, прямую бюджетную поддержку своих региональных масс-медиа, назначая ответственными за их содержание местные госадминистрации. Да, это мало соответствует принципу независимости СМИ, но в кризисные времена трудно отказаться от дотаций и системы госзаказов, которая, к слову, также является важным подспорьем в вопросе выживаемости журналистики (в Казахстане только в 2015 году государство выделило редакциям 43 миллиарда тенге).

Конечно, особенно в нашей ситуации каждый тыйын не лишний и вроде бы можно согласиться с инициаторами поправок в части, касающейся защиты финансово-рекламных интересов местных изданий. Но тогда почему не внести изменения в Закон «О рекламе»? Кстати, именно по такому пути пошли в Казахстане, озаботившись резким интересом российских телекомпаний к казахстанскому рекламному рынку. Там уже с 2017 года будет действовать запрет на рекламу на иностранных телеканалах. То есть, как легко убедиться, речь идет о действительно адресном протекционистском законе, четкому по применению (хотя я на этом варианте не настаиваю, а лишь делюсь сведениями).Как журналист, я вообще не пойму, к чему трогать Закон «О СМИ», принятый еще в 1992 году и подвергнутый редакционной поправке лишь однажды — в 1993-м? Он столько лет прослужил нам верой и правдой и прослужит как минимум еще столько же. Какую угрозу информационной безопасности несут иностранные учредители, разглядеть сложно. У нас нет рекламы, нет дотаций, нет госзаказов, а теперь не будет и инвестиций? Может, мне тоже надо стать депутатом ЖК, чтобы я стал понимать больше и лучше?

А пока знаю одно — сейчас полно так называемых «кып-кыргызских» газет и сайтов, которые наносят реальный урон общественным и временами даже государственным интересам, тиражируя черный пиар, отрабатывая заказы своих владельцев (с кыргызскими, между прочим, паспортами), сеют межнациональный раздор, подогревают трайбалистские настроения, подыгрывают интересам олигархических компаний.

А «иностранные» медиаинвесторы, если посмотреть внимательнее, в большинстве своем приносят в Кыргызстан не только финансовые вливания (выплачивая налоги и открывая рабочие места), но и международные стандарты журналистики, которых очень не хватает нашим коллегам из так называемых «ушактологских» СМИ. Но даже если из этого правила есть единичные исключения, то ради них совсем не требуется уродовать наш главный профессиональный закон конъюнктурными поправками.

Например, отечественные журналисты и медиаэксперты совершенно адекватно отнеслись к принятию нормы о досудебной блокировке интернет-сайтов в случае подозрения на наличие в их контенте экстремистской информации. Потому что тут все понятно и просто: уполномоченным на исполнение данной нормы госорганам дается три дня, чтобы доказать суду обоснованность подозрений, а дальше он вправе принимать решение в соответствии с полученными данными.Да и вообще, за время независимой кыргызстанской журналистики мы и так видели, насколько богат инструментарий государства по давлению на СМИ (здесь я привожу только примеры, независимо от того, кто прав и виноват). Наши власти могут арестовать тираж любой газеты, они в состоянии вырубить эфир любой радиостанции или телеканалу (были случаи), им ничего не стоит вчинить непомерный иск любой редакции или вообще засудить любого подставившегося журналиста.

Именно поэтому я называю предложенный группой депутатов законопроект абсолютно ненужным и даже вредным, подменяющим собой истинные проблемы журналистского цеха и способы их решения. Это очередной выплеск слепого копирования законов соседних стран без учета наших реалий. И это еще один шаг, увеличивающий дистанцию взаимопонимания и сотрудничества между прессой Кыргызстана и государством. Кому это нужно?..

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

http://ru.sputnik.kg/opinion/20160621/1026804910.html